?

Log in

No account? Create an account
anshar

anshar


В поисках прекрасного

Путешествия, фотографии, впечатления


Entries by category: армия

[sticky post]Оглавление
anshar2
anshar
"Красота — это правильная линия в единстве и борьбе противоположностей, та самая середина между двумя сторонами всякого явления, всякой вещи, которую видели еще древние греки и назвали аристон — наилучшим, считая синонимом этого слова меру, точнее — чувство меры. Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким — лезвием бритвы..."

"Лезвие Бритвы", Иван Ефремов

Меня зовут Андрей и я работаю руководителем проектов в компании Parallels. В этом журнале я пишу в основном о путешествиях, фотографии и совсем немного о работе :)

Моя фототехника:

Камеры:
Canon EOS 5D Mark II
Canon EOS 5D Mark III

Объективы:
Canon EF 16-35 F/2.8 L
Canon EF 70-200 F/4 L IS

Подписаться и читать этот блог...

Я в Твиттере, Фейсбуке, Гуглплюсе и Инстаграме - присоединяйтесь!
Я на 500px.



1. Мои путешествия.



2011 год
Эстония - Таллин
Россия - Самара
Италия, озеро Гарда (часть 10)
Италия - Верона (часть 9)
Италия - Флоренция (часть 8)
Италия - Монтальчино (часть 7)
Италия - Сиена (часть 6)
Италия - Вольтерра (часть 5)
Италия - Чинкве Терре (часть 4)
Италия - Чинкве Терре (часть 3)
Италия - Камольи (часть 2)
Италия - Генуя (часть 1)
Хорватия - Опатия (часть 15)
Хорватия - Пула (часть 14)
Хорватия - Пореч (часть 13)
Хорватия - Ровинь (часть 12)
Хорватия - Риека (часть 11)
Хорватия - Дорога на Истрию (часть 10)
Хорватия - Имотские Озера (часть 9)
Хорватия - Вверх по Цетине (часть 8)
Хорватия - Вечерний Сплит (часть 7)
Хорватия - Дубровник Воочию (часть 6)
Хорватия - Дорога в Дубровник (часть 5)
Хорватия - Брела (часть 4)
Хорватия - Омиш (часть 3)
Хорватия - Башка Вода (часть 2)
Хорватия - Макарска (часть 1)
Португалия - Лиссабон (часть 7)
Португалия - Лиссабон (часть 6)
Португалия - Синтра (часть 5)
Португалия - Синтра (часть 4)
Португалия - Кашкайш (часть 3)
Португалия - Лиссабон (часть 2)
Португалия - Лиссабон (часть 1)
Испания - Мадрид (часть 2)
Испания - Мадрид (часть 1)
Германия-Италия - Мюнхен-Больцано-Сельва Гардена

2010 год
США - Нью-Йорк (часть 2)
США - Чикаго (часть 1)
Украина - Киев
Хорватия - Омиш-Макарска-Трогир-Сплит
Англия - Лондон
Швецария - Женева и Вилларс

2009 год
Хорватия - Загреб (часть 4)
Хорватия - Сплит-Жаборичи-Шибейник-Загреб (часть 3)
Хорватия - Задар-Водице-Жаборичи-Марина-Чиово-Сплит (часть 2)
Хорватия - Загреб-Сени-Задар (часть 1)

2. Военные воспоминания моего дедушки.



Глава 1. Начало войны. Июнь 1941 года. Мы на Карельском перешейке.
Глава 2. В 3 ЛАУ. Ленинград. Кострома. Июль-декабрь 1941 г.
Глава 3. На фронт. Коломна, Москва, Осташков, Соблаго. Действующая армия.
Глава 4. Севернее г. Холм. 3 ад. Зима и весна 1942 г. 1-е ранение.
Глава 5. Южнее г. Холм. 2 адн. Весна, лето и осень 1942 г. Приказ №00227.
Глава 6. Южнее Холма. Зешки. 403-я цель. Орден. Январь-Февраль 1943 г.
Глава 7. Южнее Холма. Куземкино. Медово. Гущино. Март-Май 1943 г.
Глава 8. Торопец. Генерал Хлебников. Грошенков - новый командир артполка.
Глава 9. Духовщина. Михайловка. Смоленск. Понизовье. Второе ранение. Лето-осень 1943 г.
Глава 10. Южнее Невеля, озера Езерище и Свибло, Выровля. Раменское. Осень-зима 1943 г. Зима-весна 1944 г.
Глава 11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.
Глава 12. В Прибалтике. Зарасай. Акнисте. Биржай. Елгава. Добеле. Ауце. Третье ранение. Лето-Осень 1944 г.
Глава 13. Двинск. Госпиталь. Погулянка. Сентябрь 1944 - Январь 1945 г.
Глава 14. Поставы. Гумбинен. Запасный артполк. Январь-Март 1945 г.
Глава 15. По пути в Венгрию. Варшава. Киев. Нежин. Львов. Краков. Братислава. Тата. Март 1945 г.
Глава 16. Завершающие бои в Венгрии, Австрии и Чехии. Табор. Конец войне. Апрель-Май 1945 г.
Глава 17. Оккупационная армия. Венгрия. Сегед. Шандорфалва. Эркень. Май 1945 - Август 1946 г.

17. Оккупационная армия. Венгрия. Сегед. Шандорфалва. Эркень. Май 1945 - Август 1946 г.
anshar
anshar
Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 16. Завершающие бои в Венгрии, Австрии и Чехии. Табор. Конец войне. Апрель-Май 1945 г.)

Дивизия сосредоточилась в районе Сегед, Шандорфалва, Эркень и приступила к плановой боевой подготовке, сочетая учебу с активным отдыхом. Неделя ушла на организацию и планирование учебы, потом занятия проходили в основном во взводах и батареях, а в масштабе дивизиона и полка занимались управлением огня дивизиона, группы и артиллерии дивизии.

Читать дальше...Collapse )

16. Завершающие бои в Венгрии, Австрии и Чехии. Табор. Конец войне. Апрель-Май 1945 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 15. По пути в Венгрию. Варшава. Киев. Нежин. Львов. Краков. Братислава. Тата. Март 1945 г.)

9 гв. А вошла в сражение с рубежа Варполота - Секешфехервар в общем направлении на Папа, Шопрон, Баден, что южнее 25 км Вены, и дальше на Сен-Пельтен. Их усилила при развитии успеха 6 гв. ТА, которая наносила удар в обход Вены с запада и севера, навстречу ударам 4 гв. А и 46 А с востока и севера, с точкой встречи в Корнейбург, что севернее Вены. После ввода 9 гв. А на третьи сутки мы взяли Вену. Бои были тяжелые при форсировании р. Раба и р. Лейт. Здесь мне вспоминается несколько интересных эпизодов.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 17. Оккупационная армия. Венгрия. Сегед. Шандорфалва. Эркень. Май 1945 - Август 1946 г.)

15. По пути в Венгрию. Варшава. Киев. Нежин. Львов. Краков. Братислава. Тата. Март 1945 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 14. Поставы. Гумбинен. Запасный артполк. Январь-Март 1945 г.)

Домой, в Нежин, я поехал через Каунас, Варшаву, Люблин, Ковель, Киев - на Нежин. Везде попутный ж.д. транспорт. Только от Каунаса до Варшавы в пассажирском вагоне. Утром меня поднял гвалт на варшавском перроне. Было 5.00 и я услышал звонкие голоса польских мальчишек: “Кому нада лимонада зимно!“ - орали они во всю глотку. Здесь я пересел на другой поезд: Люблин-Ковель-Ровно-Житомир-Киев, а от Киева до Нежина рукой подать. От станции до города 4 км доехал на попутном грузовике.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 16. Завершающие бои в Венгрии, Австрии и Чехии. Табор. Конец войне. Апрель-Май 1945 г.)

14. Поставы. Гумбинен. Запасный артполк. Январь-Март 1945 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 13. Двинск. Госпиталь. Погулянка. Сентябрь 1944 - Январь 1945 г.)

После госпиталя нас офицеров отправили поездом в Запасный артполк в Поставы, что 100 км южнее Двинска. По пути ночью наш поезд был обстрелян в районе лесов севернее Пабраде литовскими “Лесными Братьями”, но мы дружно ответили огнем из пистолетов, так как все были вооружены и инцидент был исчерпан. Перед паровозом пришлось собирать разобранный путь и продолжать движение на Поставы. На новом месте нас определили в Отдельный дивизион резерва офицерского состава фронта, где проводились регулярно занятия. Так как я имел высокий ранг по знанию и практике тактики артиллерии, меня назначили преподавателем тактики в старшей группе. Приходилось проводить по 6 часов занятий ежедневно, а это не мало. Было три разные группы: дивизионное, полковое и батальонное звено, где практически осваивалось планирование и подготовка огня в звене штаба артиллерии дивизии, в полковых артгруппах ПАГ, ДАГ и подгруппах ААГ, а так же подготовка огня в звене артдивизиона. Пособием для занятий был личный опыт на войне. Конспекты писал сам и схемы составлял и чертил сам. Скажу вам это была великолепная школа и для меня, и для обучаемых. Помню, что в моей группе был бывший начальник штаба артиллерии корпуса, разжалованный из генералов в майоры за то, что был взят в плен. Очень толковый был офицер и я его использовал как помощника.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 15. По пути в Венгрию. Варшава. Киев. Нежин. Львов. Краков. Братислава. Тата. Март 1945 г.)

12. В Прибалтике. Зарасай. Акнисте. Биржай. Елгава. Добеле. Ауце. Третье ранение. Лето-Осень 1944 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.)

Мы приближались к Зарасаю. Бои становились все ожесточеннее и кровопролитнее. Я был все время под рукой у Грошенкова и помогал ему управлять артполком. Полк вел огонь в полосе наступления 71 гв.сд 6 гв.А. Командующим артиллерией в ней был полковник Колонтай, сын той самой Колонтай и Дыбенко. Он был весь в отца, большого роста, могуч и большой матершинник. Его отравили при входе на литовскую землю и он никак не мог помереть, все время пил молоко, как противоядие, и ругал всех направо и налево. Но мне он почему-то нравился, именно своей бесшабашностью и отвагой. Как то мы с Грошенковым выскочили на бугор под Зарасаем и увидели, как справа от дороги в 3-5 км, прямо перед нами на ржаном поле развертываются с ходу две немецкие пушечные батареи. Вот так повезло. Но чем и кем стрелять? Грошенков спросил меня ехидно, не позабыл ли ты капитан, как стрелять? Я заметался в поисках исполнителя. На подходе к нам, на марше, шел 2 адн Балыбина, до него было не больше 6 км. Сам командир и его комбаты наступали слева и немецких батарей видеть не могли. Я попросил Грошенкова разрешение на открытие огня батареями 2 адн. Добро было дано немедленно. Я остановил дивизион прямо на дороге и развернул “К бою!“, дирекционный угол на противника. Через 3 минуты получена его готовность и я начал пристрелку одновременно двух батарей по двум батареям противника, которые были передо мной, как на ладони. Местность была открытая и ровная. На пристрелку понадобилось по три снаряда на цель и минуту времени. Перед переходом на поражение я попробовал получаться ли рикошеты? Местность вроде наклонена в сторону противника. Как же я был рад рикошетам, это же эффективнее в 4-5 раз. Я, как на праздник, подал команду: “Взрыватель замедленный, по 6 снарядов на орудие, Беглый огонь!”. Это получилась показная стрельба! От батарей остались только горелая трава и обугленные обгорелые останки орудий и тлеющие ящики из под снарядов. Все было кончено и мы невольно обнялись с Грошенковым. Посмотрели вверх на дорогу, а на нас смотрит со своего “Виллиса” полковник Колонтай, с вопросом: “Кто это стрелял?”. “Вот он, это его работа!” - сказал Грошенков и показал на меня. Я ликовал от счастья! Я искренне радовался успеху, тому что был в нужное время в нужном месте, что мое умение и мастерство не подвело нас, меня, в такой ответственный момент. Колонтай прямо здесь наградил меня вторым орденом “Красной Звезды”, которую привернул мне на гимнастерку рядом с орденом “Отечественной войны 1 степени“ и первым орденом “Красной Звезды”. Итак, три года на войне - три ордена на груди. Два ранения и одна контузия, одно отравление-желтуха, или гепатит.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 13. Двинск. Госпиталь. Погулянка. Сентябрь 1944 - Январь 1945 г.)

11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки сделанный 23 февраля 1945 года)

(предыдущая глава - 10. Южнее Невеля, озера Езерище и Свибло, Выровля. Раменское. Осень-зима 1943 г. Зима-весна 1944 г.)

К моему приезду из санатория полк в составе 2 гв.ск вел тяжелые бои в районе Сиротино и Шумилино. Было сыро и холодно, все время дул сильный западный ветер, шел мокрый снег и дождь. Погоды более мерзкой не бывает видимо нигде. Вокруг начал таять снег, болота дышали влагой и утренним туманом. В полку сохранился 1 адн и восстанавливался 2 адн, 5 и 6 батареи уже были укомплектованы, ими командовали - 5-й батареей Жора Стриженов, а 6-й - Коля Новожилов, который сменил капитана Балыбина, который пошел в замы к Захарову. Полком по-прежнему командовал подполковник Грошенков, начштаба был майор Шульга. Я занял свое прежнее место - заместителя у Шульги, начальником разведки стал капитан Петров Коля, а начсвязи полка капитан Горохов Саша. Отметим, что мы не разлучались до конца войны, при этом, оба они не были даже ранены, хотя в переплетах были не менее моего. Командиром взвода разведки полка был ст.лейтенант Зубахин, высокий, стройный, красавец-парень, заглядишься. В штабе полка отлично работали две телефонистки Тамара Маркварт и Лида Михайлова, которых мы по-братски любили. Замечу, что после войны обе вышли замуж, первая - за Балыбина, вторая - за какого-то писаря штаба полка.

Мы все время проводили небольшие наступательные операции по созданию к лету удобных плацдармов для крупных операций. Особенно тяжело было под Сиротино, здесь наше командование, которое не отличалось артиллерийской грамотой, умудрилось вытянуть на прямую наводку тяжелые 7-ми тонные армейские пушки “А-19”, которые попали там под огонь 50 мм ротных минометов и, слава богу, хватило ума их немедленно оттуда убрать. Я принимал самое активное участие в отводе и спасении этих пушек. Помог мой старый авторитет в глазах корпусного начальства. Две пушки с дальностью стрельбы более 20 км и предназначенные для борьбы с артиллерией противника были спасены от сумбурных и несуразных решений корпусных командиров, которым как-то попала бригада этих пушек в подчинение. И они ее применили “целесообразно“ по “предназначению”! Власти много, а знаний нет. Много натворили дел и угробили людей эти неучи-“полководцы”.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 12. В Прибалтике. Зарасай. Акнисте. Биржай. Елгава. Добеле. Ауце. Третье ранение. Лето-Осень 1944 г.)

10. Южнее Невеля, озера Езерище и Свибло, Выровля. Раменское. Осень-зима 1943 г. Зима-весна 1944 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки сделанный 24 февраля 1945 года)

(предыдущая глава - 9. Духовщина. Михайловка. Смоленск. Понизовье. Второе ранение. Лето-осень 1943 г.)

Из множества событий этого периода остановлюсь на тех, которые оставили в памяти заметный след. Вначале остановлюсь на атаке под Невелем нашего кавалерийского корпуса. Уже выпал снег и кавалеристы в черных бурках и с ярко красными башлыками на плечах были хорошо видны противнику. Кроме того, данные разведки запоздали и Кавкорпус генерала Медведского ударил не по позициям пехоты противника, измотанной оборонительными боями, а по подошедшей 47 танковой дивизии, которая встретила корпус огнем из танковых пушек и пулеметов. Мы наблюдали со своих НП эту атаку и разгром кавкорпуса на болотистой равнине южнее Невеля. Это была жуткая картина. На снежной равнине шириной 4-5 км и глубиной до 5-6 км рассыпаны в атакующем строю несколько десятков эскадронов кавалеристов двух кубанских кавдивизий, расстрелянных огнем прямой наводкой из танков. Подлетевшей авиации противника уже нечего было делать, все было кончено. Это была бездарная атака бездарного руководства. После провала атаки немецкие танки с остатками пехоты 80 под пошли в контратаку и мы еле-еле остановили их. Остановили огнем артиллерии, большая группировка которой занимала огневые позиции для артподготовки, которая планировалась через сутки. Так, упреждающий удар кавалерии не был даже увязан с нашим наступлением, и чуть не сорвал нам все наступление. Кто это сотворил, по чьему это приказу так атаковала конница, мы конечно не узнали. Но преступление было на лицо. Это видимо был результат оперативной “самостоятельности” на фронте конных корпусов и их неподчинение командирам общевойсковых армий. Урок был суровый, больше такого хулиганства не было. Но эта наука стоила нам потери целого корпуса, двух кавдивизий, около 15 тысяч кавалеристов! В этом бою я оказался на командном пункте одного батальона и при приближении пехоты противника заменил тяжело раненного пулеметчика и расстрелял по противнику целую ленту патронов из станкового пулемета “Максим”. Это единственный случай за всю войну, когда я стрелял не из орудий, а из пулемета.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.)

9. Духовщина. Михайловка. Смоленск. Понизовье. Второе ранение. Лето-осень 1943 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)

(предыдущая глава - 8. Торопец. Генерал Хлебников. Грошенков - новый командир артполка.)

Мы вошли в состав 39 А. Наш 1 адн поддерживал 27 танковую бригаду, которая наносила удар на Духовщину, действовала в составе 2 гв.ск. После всевозможных совещаний я был назначен артиллерийским корректировщиком, расположенным прямо в танке этой бригады. Это было новое дело и я прибыл в бригаду, в район ее сосредоточения, для знакомства с обстановкой и условиями выполнения своей задачи. При мне был бинокль, планшетка с картой 50 000 масштаба (в 1 см 500 метров) - основная карта для стрельбы артиллерии, и таблицы стрельбы 76 мм пушки и 122 мм гаубицы М-30, так как я должен корректировать огонь обоих дивизионов нашего полка. Кроме того, при мне была координатная мерка, целлулоидный арткруг и прицельная артлинейка. Мне представили танк “Т-34-85” по имени “Дмитрий Пожарский” в экипаже которого я занял место командира танка.

Первое, что мне нужно было освоить, это влезать в танк. Я был в ватной стеганке при пистолете, планшетке и бинокле. Залезть через верхний люк было трудно, мешала планшетка, но освоил. Просто оглушила сплошная невидимость вокруг. Через триплекс-щель ничего не видно только полоска местности впереди под горизонтальным углом примерно в 1-00 (6 градусов). Что бы сориентироваться на местности необходимо выглянуть из люка. Радист со станцией был справа от механика-водителя. Все было ново и не приспособлено для взаимодействия с артиллерией. Нужен был специальный танк-корректировщик для этих целей, но увы, он появится только после войны и не скоро. А всю войну так и будем воевать без машин управления артогнем. Тупость здесь наших военноначальников безгранична и не имеет никаких оправданий. Просто позорно об этом вспоминать.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 10. Южнее Невеля, озера Езерище и Свибло, Выровля. Раменское. Осень-зима 1943 г. Зима-весна 1944 г.)

8. Торопец. Генерал Хлебников. Грошенков - новый командир артполка.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)

(предыдущая глава - 7. Южнее Холма. Куземкино. Медово. Гущино. Март-Май 1943 г.)

Мы прибыли затемно в район Торопца на кратковременный отдых. Сначала расположили и укрыли от воздушной разведки всю технику и сами расположились в землянках и полуземлянках. Было тепло и мы приводили себя в порядок после продолжительной обороны (с декабря 1941 года по май 1943 года под Холмом) в составе 2 гв.ск, его дивизий - 33 сд, 8 гв.сд. Нам стало известно, что корпус за время оборонительных боев под Холмом потерял убитыми, раненными и умершими от ран и морозов два своих штатных состава по численности, то-есть около 100-120 тысяч солдат. Мы молодые офицеры получили огромный боевой опыт и опыт полевой жизни в условиях зимы, болот и непроходимых лесов. За это время мы научились беречь себя и солдат, видеть реальную и мнимую опасность, различать настоящих людей от трусов и подлецов, честных и мужественных от лгунов и предателей.

Мы командиры поняли главнейшую истину управления людьми на войне - на смерть может посылать тот, кто сам берет на себя смертельную нагрузку и кто вместе со своими подчиненными рискует жизнью не меньше чем они. Только личным примером можно приобрести моральное право послать подчиненного на смерть! Никакой устав этого права не дает! Послать подчиненного на смерть имеет право только тот командир, который обладает нравственным правом на это! То-есть он так же рискует собой и так же подвергается смертельной опасности как и его подчиненный! Вот в этой истине весь вопрос войны, порядочности и честности, храбрости и трусости, правдивости и лжи. На войне, перед лицом смертельной опасности все люди четко разделяются на порядочных, мужественных и честных - с одной стороны и трусов, лжецов и подлецов - с другой стороны! Это главный раздел всех и вся, это раздел жестокий, но единственно верный. Итак, командир должен быть храбрым и мужественным.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 9. Духовщина. Михайловка. Смоленск. Понизовье. Второе ранение. Лето-осень 1943 г.)