?

Log in

No account? Create an account
anshar

anshar


В поисках прекрасного

Путешествия, фотографии, впечатления


Entries by category: лытдыбр

[sticky post]Оглавление
anshar2
anshar
"Красота — это правильная линия в единстве и борьбе противоположностей, та самая середина между двумя сторонами всякого явления, всякой вещи, которую видели еще древние греки и назвали аристон — наилучшим, считая синонимом этого слова меру, точнее — чувство меры. Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким — лезвием бритвы..."

"Лезвие Бритвы", Иван Ефремов

Меня зовут Андрей и я работаю руководителем проектов в компании Parallels. В этом журнале я пишу в основном о путешествиях, фотографии и совсем немного о работе :)

Моя фототехника:

Камеры:
Canon EOS 5D Mark II
Canon EOS 5D Mark III

Объективы:
Canon EF 16-35 F/2.8 L
Canon EF 70-200 F/4 L IS

Подписаться и читать этот блог...

Я в Твиттере, Фейсбуке, Гуглплюсе и Инстаграме - присоединяйтесь!
Я на 500px.



1. Мои путешествия.



2011 год
Эстония - Таллин
Россия - Самара
Италия, озеро Гарда (часть 10)
Италия - Верона (часть 9)
Италия - Флоренция (часть 8)
Италия - Монтальчино (часть 7)
Италия - Сиена (часть 6)
Италия - Вольтерра (часть 5)
Италия - Чинкве Терре (часть 4)
Италия - Чинкве Терре (часть 3)
Италия - Камольи (часть 2)
Италия - Генуя (часть 1)
Хорватия - Опатия (часть 15)
Хорватия - Пула (часть 14)
Хорватия - Пореч (часть 13)
Хорватия - Ровинь (часть 12)
Хорватия - Риека (часть 11)
Хорватия - Дорога на Истрию (часть 10)
Хорватия - Имотские Озера (часть 9)
Хорватия - Вверх по Цетине (часть 8)
Хорватия - Вечерний Сплит (часть 7)
Хорватия - Дубровник Воочию (часть 6)
Хорватия - Дорога в Дубровник (часть 5)
Хорватия - Брела (часть 4)
Хорватия - Омиш (часть 3)
Хорватия - Башка Вода (часть 2)
Хорватия - Макарска (часть 1)
Португалия - Лиссабон (часть 7)
Португалия - Лиссабон (часть 6)
Португалия - Синтра (часть 5)
Португалия - Синтра (часть 4)
Португалия - Кашкайш (часть 3)
Португалия - Лиссабон (часть 2)
Португалия - Лиссабон (часть 1)
Испания - Мадрид (часть 2)
Испания - Мадрид (часть 1)
Германия-Италия - Мюнхен-Больцано-Сельва Гардена

2010 год
США - Нью-Йорк (часть 2)
США - Чикаго (часть 1)
Украина - Киев
Хорватия - Омиш-Макарска-Трогир-Сплит
Англия - Лондон
Швецария - Женева и Вилларс

2009 год
Хорватия - Загреб (часть 4)
Хорватия - Сплит-Жаборичи-Шибейник-Загреб (часть 3)
Хорватия - Задар-Водице-Жаборичи-Марина-Чиово-Сплит (часть 2)
Хорватия - Загреб-Сени-Задар (часть 1)

2. Военные воспоминания моего дедушки.



Глава 1. Начало войны. Июнь 1941 года. Мы на Карельском перешейке.
Глава 2. В 3 ЛАУ. Ленинград. Кострома. Июль-декабрь 1941 г.
Глава 3. На фронт. Коломна, Москва, Осташков, Соблаго. Действующая армия.
Глава 4. Севернее г. Холм. 3 ад. Зима и весна 1942 г. 1-е ранение.
Глава 5. Южнее г. Холм. 2 адн. Весна, лето и осень 1942 г. Приказ №00227.
Глава 6. Южнее Холма. Зешки. 403-я цель. Орден. Январь-Февраль 1943 г.
Глава 7. Южнее Холма. Куземкино. Медово. Гущино. Март-Май 1943 г.
Глава 8. Торопец. Генерал Хлебников. Грошенков - новый командир артполка.
Глава 9. Духовщина. Михайловка. Смоленск. Понизовье. Второе ранение. Лето-осень 1943 г.
Глава 10. Южнее Невеля, озера Езерище и Свибло, Выровля. Раменское. Осень-зима 1943 г. Зима-весна 1944 г.
Глава 11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.
Глава 12. В Прибалтике. Зарасай. Акнисте. Биржай. Елгава. Добеле. Ауце. Третье ранение. Лето-Осень 1944 г.
Глава 13. Двинск. Госпиталь. Погулянка. Сентябрь 1944 - Январь 1945 г.
Глава 14. Поставы. Гумбинен. Запасный артполк. Январь-Март 1945 г.
Глава 15. По пути в Венгрию. Варшава. Киев. Нежин. Львов. Краков. Братислава. Тата. Март 1945 г.
Глава 16. Завершающие бои в Венгрии, Австрии и Чехии. Табор. Конец войне. Апрель-Май 1945 г.
Глава 17. Оккупационная армия. Венгрия. Сегед. Шандорфалва. Эркень. Май 1945 - Август 1946 г.

"Understanding Exposure, 3rd Edition", Bryan Peterson
anshar
anshar
На прошлой неделе я закончил читать книжку "Understanding Exposure, 3rd Edition: How to Shoot Great Photographs with Any Camera", написанную профессиональным фотографом Брайном Петерсоном (Bryan Peterson). Книжка адресована начинающим фотографам и посвящена обсуждению выбора правильной экспозиции для тех или иных сюжетов съемки. Не просто правильной - а креативно правильной :)

Книжку на английском языке можно заказать на Амазоне (http://www.amazon.com/Understanding-Exposure-3rd-Photographs-Camera/dp/0817439390) или купить в Apple iBooks Store. Русский перевод можно купить на Озоне (http://www.ozon.ru/context/detail/id/5812853/). Отличная книга для начинающего фотографа!



Автор предлагает сразу переключить фотоаппарат в ручной режим , а руководство пользователя выкинуть в помойное ведро :) После этого подробно объясняет что такое диафрагма, выдержка и светочувствительность, и что такое правильная экспозиция. Чем креативно правильная экспозиция отличается от просто правильной экспозиции. Вопросы дизайна и композиции практически не затрагиваются. Основной фокус книги - это типовые фотосюжеты и правильный выбор экспозиции, который позволяет реализовать замысел фотографа.

Книга снабжена огромным количеством потрясающих фотографий с подробными комментариями - какая была идея и как конкретно она была реализована. Какие именно установки были сделаны и почему. Написана книга живым языком и читается запоем - я ее прочитал за неделю поездок на работу в метро. Книга мне очень понравилась и я ее рекомендую всем начинающим фотографам.

Читать дальше...Collapse )

Мадрид Дневной, 5-8 марта 2011 (часть 1)
anshar
anshar
На праздники 5-8 марта мы ездили в Мадрид. Идея поездки родилась спонтанно, когда жена полгода назад купила билеты S7 по какой-то акции почти даром. Поездка получилось очень насыщенной и интересной, но сумбурной. Так получилось, что большинство мест мы смотрели два раза - один раз днем, другой ночью. Поэтому естественно родилось два фотоотчета - Мадрид дневной и Мадрид ночной. Итак, начнем с Мадрида дневного.


Вторую часть отчета можно почитать тут - Мадрид Ночной, 5-8 марта 2011 (часть 2).

Много фотографий...Collapse )

Мюнхен, Больцано, Сельва Гардена - туда и обратно, 1-10 января 2011
ra
anshar
В этом году, в новогодние праздники, мы ездили кататься на горных лыжах в Доломитовые Альпы, а именно в деревушку Selva Gardena, что в Италии. Ездили мы втроем - я, жена и 10-летний сын. Фотоотчет о поездке прилагается.


Много фотографий...Collapse )

12. В Прибалтике. Зарасай. Акнисте. Биржай. Елгава. Добеле. Ауце. Третье ранение. Лето-Осень 1944 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)


(Военный рисунок дедушки)

(предыдущая глава - 11. Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Ст. Загаце. Выход в Литву и Латвию. Апрель-Июль 1944 г.)

Мы приближались к Зарасаю. Бои становились все ожесточеннее и кровопролитнее. Я был все время под рукой у Грошенкова и помогал ему управлять артполком. Полк вел огонь в полосе наступления 71 гв.сд 6 гв.А. Командующим артиллерией в ней был полковник Колонтай, сын той самой Колонтай и Дыбенко. Он был весь в отца, большого роста, могуч и большой матершинник. Его отравили при входе на литовскую землю и он никак не мог помереть, все время пил молоко, как противоядие, и ругал всех направо и налево. Но мне он почему-то нравился, именно своей бесшабашностью и отвагой. Как то мы с Грошенковым выскочили на бугор под Зарасаем и увидели, как справа от дороги в 3-5 км, прямо перед нами на ржаном поле развертываются с ходу две немецкие пушечные батареи. Вот так повезло. Но чем и кем стрелять? Грошенков спросил меня ехидно, не позабыл ли ты капитан, как стрелять? Я заметался в поисках исполнителя. На подходе к нам, на марше, шел 2 адн Балыбина, до него было не больше 6 км. Сам командир и его комбаты наступали слева и немецких батарей видеть не могли. Я попросил Грошенкова разрешение на открытие огня батареями 2 адн. Добро было дано немедленно. Я остановил дивизион прямо на дороге и развернул “К бою!“, дирекционный угол на противника. Через 3 минуты получена его готовность и я начал пристрелку одновременно двух батарей по двум батареям противника, которые были передо мной, как на ладони. Местность была открытая и ровная. На пристрелку понадобилось по три снаряда на цель и минуту времени. Перед переходом на поражение я попробовал получаться ли рикошеты? Местность вроде наклонена в сторону противника. Как же я был рад рикошетам, это же эффективнее в 4-5 раз. Я, как на праздник, подал команду: “Взрыватель замедленный, по 6 снарядов на орудие, Беглый огонь!”. Это получилась показная стрельба! От батарей остались только горелая трава и обугленные обгорелые останки орудий и тлеющие ящики из под снарядов. Все было кончено и мы невольно обнялись с Грошенковым. Посмотрели вверх на дорогу, а на нас смотрит со своего “Виллиса” полковник Колонтай, с вопросом: “Кто это стрелял?”. “Вот он, это его работа!” - сказал Грошенков и показал на меня. Я ликовал от счастья! Я искренне радовался успеху, тому что был в нужное время в нужном месте, что мое умение и мастерство не подвело нас, меня, в такой ответственный момент. Колонтай прямо здесь наградил меня вторым орденом “Красной Звезды”, которую привернул мне на гимнастерку рядом с орденом “Отечественной войны 1 степени“ и первым орденом “Красной Звезды”. Итак, три года на войне - три ордена на груди. Два ранения и одна контузия, одно отравление-желтуха, или гепатит.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 13. Двинск. Госпиталь. Погулянка. Сентябрь 1944 - Январь 1945 г.)

"How We Know What Isn't So: The Fallibility of Human Reason in Everyday Life", Thomas Gilovich
ra
anshar
Как уже писалось ниже, в декабре я ездил учиться психологии управления в бизнес школу Chicago Booth. Курс был очень интересный и для его более полного усвоения рекомендовалось прочитать немало дополнительной литературы.

Одну из рекомендованных книг я только закончил читать и она мне очень понравилась. Книжка называется "How We Know What Isn't So: The Fallibility of Human Reason in Everyday Life" и написал ее Thomas Gilovich, профессор психологии из Cornell University. К сожалению, у нас книжка не издавалась и доступна только на английском языке. Ее можно заказать на Амазоне (http://www.amazon.com/How-Know-What-Isnt-Fallibility/dp/0029117062) или купить в iBook Store.



В этой книге автор пытается с точки зрения психологии разобраться в механизмах возникновения различных ошибочных поверий, теорий и "народных мудростей". Оказывается, что возникновение таких поверий абсолютно закономерно и проистекает из особенностей нашего мышления и того, как оно работает со случайной и неполной информацией.

Подобные поверья могут быть достаточно безвредны - например, взял с собой зонтик - дождя не будет, но могут быть и довольно опасны - например, вера в уринотерапию как в лекарство от любых недугов. Умение распознавать и противодействовать таким ошибкам в функционировании нашего мышления важно как в бытовой, так и профессиональной сфере. Например, все мы верим, что наказать сотрудника за плохую работу эффективней, чем поощрить его за хорошую работу. Это не так, и психологи уже много раз это доказывали. Но почему мы тогда до сих пор в это верим? Томас Гилович об этом подробно рассказывает и иллюстрирует множеством интересных жизненных примеров.

Книга была написана и издана в 1991 году, поэтому большинство приведенных примеров и ситуаций датируется прошлым веком, но это совершенно не убавляет ее актуальности и пользы. Вобщем рекомендую - очень полезная и интересная книга!

Читать дальше...Collapse )

7. Южнее Холма. Куземкино. Медово. Гущино. Март-Май 1943 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)

(предыдущая глава - 6. Южнее Холма. Зешки. 403-я цель. Орден. Январь-Февраль 1943 г.)

Мы сменили наблюдательные пункты в сторону ближе к Холму. ОП располагались в районе Князево, в излучине реки Малый Тудер, был январь 1943 г. Мы вели борьбу с артиллерией в полосе 218 пд. Мой НП был южнее Куземкино. Прямо передо мной за рекой Ловать в районе бывшей 403 батареи появились еще три новых это цели № 404, 405, 414, 415. Все они были трехорудийные, 105 мм калибра, в окопах полного профиля, за дорогой Холм -Локня, хорошо замаскированы и обнаруживали только вспышками при стрельбе. Они усвоили наш урок с батареей 403 и теперь не высовывались. От моих ОП они были на пределе досягаемости, где то около 12 000 метров. С прежних, в районе Приброд я их легко доставал, но они меня там уже подловили и накрыли огнем 155 мм батареи из района Пронино-Тараканово. Я решил оборудовать временные ОП в том же районе, но только в оврагах протоки реки Кунья, что 500 метров от моей старой позиции. Звуковая разведка здесь меня не возьмет, только авиация, а я их снова буду доставать, так как дальность до батарей в районе Пронино-Тараканово будет уже 10 000 м, а в районе Кузькино, прямо передо мной, 8 000 м. С этой позиции до Медово было всего 3 000 метров! Это была чудо позиция, но очень опасна, пострелял и хода в район Князево. Такая вот сложилась обстановка.

Мне поручили уничтожить ДЗОТ в районе Куземкино. При стрельбе с закрытых ОП это потребовало бы расхода не менее 120-200 снарядов, и я решил разбить ДЗОТ прямой новодкой, поставив орудие на позицию прямо возле своего НП, откуда цель наблюдалась и дальность была не более 1 000 метров. Сказано будет выполнено! Но поставить гаубицу на прямую наводку на виду у противника оказалось не просто. На этой дистанции прекрасно поражали не только крупнокалиберные пулеметы (их огонь эффективен на 3 000 метров), но и просто станковые пулеметы (их огонь эффективен до 1 500 метров). А малокалиберная зенитная артиллерия (25-37 мм) расправилась бы с нами за несколько секунд! Успех зависел от внезапности и быстроты исполнения! Так и было сделано. Гаубицу подвезли ночью, ближе к рассвету, что бы немцы не услышали работу тракторного двигателя, и в этот момент открыли огонь пулеметы в нашем батальоне. Оставалось 300 метров до позиции, которые необходимо было преодолеть с орудием без трактора, то - есть на руках. Снег глубокий, нас человек 20, вес орудия 2 500 кг, но половина людей огневики - казахи, не привыкшие к передовой, которые при очередной пулеметной серии трассирующих пуль поверх голов, бросают орудие (станину) и падают лицом в снег, никакими командами их не поднять - они просто в панике. А время идет, рассвет неумолимо приближается, как только будет виден в панораму ДЗОТ надо открывать огонь, попадать и уничтожать цель, а нам еще немного, еще чуть-чуть, еще 30 - 50 метров. Что бы вдохновить солдат и помочь им преодолеть страх, я сажусь верхом на ствол гаубицы, лицом к солдатам и мы командуя вместе с ними “Эй взяли, еще разик, еще раз!” водворяем орудие на позицию. Успели в самый раз, секунда в секунду! Дальше все как по нотам. Мы выпустили на пристрелку три снаряда и затем получили прямое попадание ниже амбразуры не то 4 не то 6 снарядом и ДЗОТ взлетел на воздух, снаряд попал внутрь. Задача выполнена, теперь спасай жизнь расчета и гаубицу. Вся стрельба заняла не более 1,5-2,0 минуты и немцам не удалось нас уничтожить. Через 5 минут гаубица на крюке у трактора была вне опасности, за лесом и шла полным ходом на ОП в Князево.

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 8. Торопец. Генерал Хлебников. Грошенков - новый командир артполка.)

6. Южнее Холма. Зешки. 403-я цель. Орден. Январь-Февраль 1943 г.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)

(предыдущая глава - 5. Южнее г. Холм. 2 адн. Весна, лето и осень 1942 г. Приказ №00227.)

Как то зимой мы обнаружили под Зешками по дыму из трубы землянку. Оказалось, что это место дневного отдыха немецкой лыжной разведки. Было туго со снарядами и я придержал дневной лимит - 6 снарядов на батарею в сутки. За четверо суток я сэкономил 24 снаряда и, тщательно подготовив данные для стрельбы с учетом всех поправок, дал первый выстрел (хорошо помню его до сих пор - дальность 9650 метров, заряд полный, траектория проходила точно через мой НП, было слышно шелест снаряда над головой) и увилел его падение - разрыв, небольшой перелет за землянку, метров 50-60. Снарядов было мало и я не стал захватывать цель в вилку и повел стрельбу на совмещение, уменьшил прицел сразу на 50 метров, а не на 100 (вилка) и дал еще один контрольный выстрел. Выстрел последовал, слышен был его звук на батарее, и одновременно в районе роты, прямо подомной, разорвался мой снаряд, и все мы кто был на дереве полетели вниз! К счастью никто не был ни убит, ни ранен, так как взрыватель был замедленный (я то пристреливал землянку). На разрыв выскочил Гончаров и кто был рядом, с вопросом на лицах! Что такое? Ясное дело - снаряд мой! Но почему, в чем причина? Я прекратил стрельбу, доложил о происшедшем командиру дивизиона майору Шеину и поспешил на ОП разбираться со случившимся, туда же отправился и майор Шеин, ведь батарея не могла вести огонь - она потеряла боеспособность. Остаток дня ушел на расследование. Мы быстро установили суть дела. Вот картина происшедшего. Первый выстрел был произведен на скомандованных мной установках, а второй выстрел - сделан зарядом от оставшейся партии, которая комплектовалась только вторыми зарядами (вес пороха в нем был на 110 грамм меньше, чем у первого заряда). Разница в дальности первого и второго заряда составила 1100 метров, а это и было расстояние от НП до немецкого блиндажа. Стрельба была створная и снаряд ударил точно в мой НП. Никто не пострадал только по счастливой случайности - под нами было болото, а взрыватель был замедленный, в итоге снаряд ушел глубоко в болото и там разорвался , осколки ушли в небо , а нас ударила только ударная волна от разрыва. Будь взрыватель “осколочный” разрыв произошел бы при касании о ветку дерева, не достигнув даже грунта, и тогда произошел бы взрыв на высоте 10-20 метров (бризантный), осколки от которого поражают открытую живую силу на дальности до 400 метров. Ясное дело, что от нас и 6-й роты не осталось бы и следов. Мы повторно “родились”. Хорошо, что это понимал только я, Гончаров и Шеин. Кстати, первым орудием тогда командовал сержант Истрашкин, лучший командир орудия в батарее, а старшим на батарее был ст. лейтенант Чигринец, участник войны с финами, у которого я сам многому учился. Как это случилось они не могли ответить даже сами себе! Это был какой-то рок! Таких ошибок больше не было. Огневики всегда работали отлично, образцово. Батарея вела стрельбу так, что в полку поговаривали: “Пятая батарея просто расписывается на поле боя своими снарядами!”. Я был на вершине счастья - лучшей оценки моему умению вести огонь не придумать! Это была оценка моих товарищей, искренних и честных. Мы много стреляли, маневрировали пунктами наблюдения, искали цели даже в обороне. В итоге, за год 5-я батарея израсходовала по противнику в три раза больше снарядов, чем любая другая батарея полка! Это говорит о многом. О том, что мы активно воевали и огнем уничтожали немцев. Но об этом выстреле мы все таки вспомнили в 1943 году, под Смоленском, и мой старший на батарее ст. лейтенант Петров Н. рассказал о том как они пустили снаряд по своему НП, то есть по мне.

Конечно, мы свели счеты с лыжной разведкой в землянке - они были уничтожены в следующие дни. Я израсходовал на прямое попадание 19 снарядов, только девятнадцатый снаряд дал прямое попадание в блиндаж и разведка была уничтожена, утром, во время отдыха, после возвращения с боевого задания по нашим тылам. Как ни ювелирничал при стрельбе наводчик, выбирая мертвые хода механизмов наведения у гаубицы, но все же точнее не получилось, больно большая была дальность стрельбы и большое рассеивание. Правда за “перерасход” 6 снарядов командир полка майор Хмелевой приказал удержать с меня при выплате зарплаты по 75 рублей за каждый снаряд. Так что уничтожение немецкой лыжной разведки мне обошлось в 450 рублей. Интересный был у нас командир артполка! Ничего не скажешь!

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 7. Южнее Холма. Куземкино. Медово. Гущино. Март-Май 1943 г.)

4. Севернее г. Холм. 3 ад. Зима и весна 1942 г. 1-е ранение.
anshar
anshar
(Военные воспоминания моего дедушки - генерал-лейтенанта Омельянчука Алексея Тихоновича)

(предыдущая глава - 3. На фронт. Коломна, Москва, Осташков, Соблаго. Действующая армия.)

Фронт был рядом, рукой подать, и мы поутихли, прислушиваясь к голосу войны. Перед нами был Холм , где вел ожесточенные бои наш 2 гв.ск , в состав которого входил наш 879 кап трехдивизионного состава ( 1 адн 16 пушек “УСВ-39”, 2 адн 12 гаубиц “М-30” и 3 мад 16 минометов “М-120” ). Первым на фронт прибыл и вступил в бой наш 3-й адн, под городом Холм.

Переправа через Ловать по льду с настилом в районе Снигирево-Раково прошла успешно не смотря на удары авиации и к рассвету наша 11 батарея заняла ОП на притоках р. Шульга (приток Масловка), что впадает в Ловать вместе с р.Загарка. Координаты ОП х=41650 у=86250. Наш НП был на опушке леса перед рекой Шульга. с координатами х=39850 у=86150. Вот точные координаты точки с которой я начал воевать! Командиром батареи был ст. л-т Курило, замкомбата - Я. Рядом были справа 8 , 9 и 10 батареи нашего третьего дивизиона. Перед нами впереди за болотом, в 4-х км виднепся разбитый сгоревший город Холм, с уцелевшей церковью на юго- западной окраине . Дивизионом командовал капитан Бужко, как оказалось потом прекрасный человек и командир, душевный человек, которого мы все сразу же приняли и полюбили. Потом вместо него прибудет майор Дурницкий - ”кавказской” национальности, сущий негодяй, злопамятный и зловредный командир.

Стояла тишина, скрипел мороз и над Холмом вились в небо струйки дыма и пара. Было первое раннее утро войны. Первое, что мы сделали с комбатом - выбрали и пристреляли реперы, один на окраине Холма (до него была дальность 4 км) , другой в центре боевого порядка батальона противника перед нами в 1,5 км, дальность стрельбы была около 3 км., таким образом мы перекрыли огнем все цели в глубину от 1 до 5 км и шириной влево и вправо от оси реперов в 3-3,5 км. Впереди нас находились батальоны полков 33 сд (теперь эта дивизия расположена на о. Сахалин).

Здесь я увидел и ощутил на себе первую смерть. Погиб мой коллега - командир взвода управления 10 батареи л-т Никитин. Мы только начали пристреливать репера (все были на деревьях с биноклями), как вдарил залп по нашей опушке 105 мм немецкой батареи и один из четырех снарядов попал точно в дерево на котором сидел Никитин, прямо в грудь. Когда рассеялся дым мы увидели остатки сосны , срезанной снарядом , а на земле от Никитина остались остатки карманных часов и клочок офицерского ремня, больше ничего, прямое попадание снаряда. Хоронить было нечего! Мы даже не ранены, но потрясены случившимся!

Читать дальше...Collapse )

(следующая глава - 5. Южнее г. Холм. 2 адн. Весна, лето и осень 1942 г. Приказ №00227.)